Яндекс.Метрика

На правах дружеского пиара IV


Продолжу рекламировать хороших людей :)

Есть у меня в ЖЖ когорта «френдов» (кстати, хорошее слово «когорта» — емкое,  хлесткое), которые после продолжительного/или не очень продолжительного  взаимного чтения вызывают стойкое желание встретиться, или как сейчас модно говорить «пересечься в реале». И несмотря на мое длительное отсутствие на родине, я периодически балую себя подобными встречами.

Одно дело читать и восхищаться/спорить/обсуждать тексты с невидимым собеседником-аватаром, будь он хоть трижды умен, остроумен, другое смотреть в глаза сидящему перед тобой собеседнику, настраиваться на его волну,  читать его мысли. И при этом лично мне, абсолютно все равно, о чем мы с ним говорим: о погоде, о природе или продолжаем некогда начатый спор.   Удивительные ощущения, скажу я вам. Не знаю, толи мне везет на хороших людей, толи люди в ЖЖ поголовно интересные. Развиртуализация как бы стирает последние границы ирриальности общения и переводит его на качественно другой уровень.

Продолжить  мне бы хотелось двумя цитатами нашего сегодняшнего героя, многочисленные читатели которого не колеблясь опознают «подчерк» мастера:

Сетевое общение этой иллюзии только способствует: достаточно рассчитать, какова плотность любителей испанских терций и лично Алессандро Фарнезе, герцога Пармского на милю квадратную в реальном мире? Особенно, если не брать в расчёт профессиональных историков. А здесь, в нашей виртуальной гостиной, мы привыкаем к тому, что единомышленников достаточно много, за окнами реют знамёна с золотыми лилиями, дует левантиец в паруса генуэзских галер и стучат молоты по наковальням толедских кузнецов. Мы хором шутим про Филиппа Карловича и Лизу Генриховну, а некоторое время спустя впадаем в ступор при попытке пересказать эти анекдоты жёнам или коллегам на работе. Мы обнажаем в узком кругу свою гордость, злость, симпатии, затаённую мечту или тоску, а на стене висит карта мира с отметками наших серверов и IP-адресов — и если на неё взглянуть, то сразу ясно, каким мелким бисером мы раскиданы по континентам.

Порой от этого становится грустно, а порой приятно. Грустно, когда понимаешь, что ты и такие, как ты — это капля в море, и даже не всем можно просто объяснить, почему тебе интересны именно такие книги (а иной раз берём и шире – почему вообще интересно такое экзотическое занятие, как чтение). Или когда уходишь из книжного магазина, так и не обнажив кредитку, потому что для таких, как ты, здесь ничего не пишут и не издают (к счастью, эта крайность касается только нашей многострадальной родины). Но зато приятно, когда посередине скучного рабочего совещания вдруг вспоминаешь, что в сумке лежит киндл, на котором открыта недавно купленная книга про законодательство о средневековых купеческих гильдиях. Или когда на вопрос об отпуске только улыбаешься, потому что можно и не пытаться, всё равно не объяснить непосвящённому, кем оставлены неизгладимые следы в Средиземном море, или что за призраки бродят по улицам древних городов, рассказывая  удивительные истории только тем, кто знает, как надо слушать. И ещё потому, что я убеждён: каждый человек любит историю, просто не все ещё поняли, историю чего они любят, а значит, у них ещё всё впереди.

 Когда, например, о море и галерах пишет тот, кто их любит, в его книге будет место не только для неприглядной правды, но и для поэзии. А если за дело берётся сухарь, то от него мы дождёмся лишь точного описания червивой еды, запаха грязных тел, болезней да тяжкой доли гребцов. И нам скажут: вот она, правда, а всё прочее лишь оторванные от реальности картинки. А между тем откроем записи тех, кто сам плавал на венецианских галерах — и увидим, что там тоже есть место чувству красоты. Например, один пилигрим, натерпевшийся всякого в ходе плавания, и оставивший нам исчерпывающие, неприкрашенные описания корабельного быта или ужаса во время шторма, всё же мог видеть и кое-то ещё. Он описал и то, как тихими ночами сидел на палубе под яркой луной, вдыхал свежий воздух и наблюдал за морем, похожим на порванный шёлк, в то время, как галера спокойно и тихо двигалась вперёд. Горела одинокая лампа, под нею навигатор смотрел на компас и напевал милую песенку, да порой говорил о всяких пустяках с рулевым. Или, например, так описал пилигрим то, как штурман читал погоду: «по цвету моря, по появлению и движению стай дельфинов и летучей рыбы, по дыму над огнём, по запаху трюмных вод, по блеску снастей ночью, по сверканию вёсел, ныряющих в море». Подобное умение видеть всё сразу, весь спектр, а не только скучное и неприятное, нам и надо в себе сохранять, и ему мы можем учиться у тех, кто ещё не слишком глубоко утонул в теме, которая его увлекла.

Прошу любить и жаловать - antoin, профессиональный юрист, страстный любитель узких вопросов истории, интересный человек и потрясающий собеседник.  Так как в жж его самостоятельные блоги практически неизвестны пропиарю и их: Averrones и англоязычный  Sellsword. Наслаждайтесь!

Опубликовано: Категория:  Критика, Любопытное
Поделиться
об авторе записи
Записей 2928
Комментариев 105
написать автору
чтобы отправить сообщение автору записи.

Предыдущий пост

Есть великолепная классификация женщин, предложенная свое время Жванецким: «прелесть, какая дурочка» и «ужас, какая дура». Но мы же с вами [...]

Следующий пост

Как всегда блестящая статья Дмитрия Быкова «Апология книжника»:
Во-первых, у ребенка читающего есть навык преодоления сопротивляющегося материала…Умение складывать буквы в слова, [...]

Добавить комментарий