Яндекс.Метрика

Д.Быков о Маяковском


Д.Быков — прекрасный эссеист и документалист.
Так сочно, я бы даже сказал смачно, писать великий дар:

Перед отплытием Маяковский увидел в одесском порту пароход «Теодор Нетте» и две недели спустя закончил одно из самых известных поздних стихотворений — «Товарищу Нетте, пароходу и человеку». Это вещь трогательная и обаятельная, хотя уже испорченная финальной риторикой — «Чтобы, умирая, воплотиться в пароходы, в строчки и другие долгие дела»; но по большому счету деклараций тут нет, есть живая тоска по собственной молодости. С Нетте Маяковского познакомил Роман Якобсон, опоязовец, один из любимых собеседников — и «напролет болтал о Ромке Якобсоне» (уже два года как эмигрировавшем в Чехию) ничуть не было преувеличением. Дипкурьер Нетте любил и знал литературу. Маяковский вместе с ним ехал в дипломатическом купе в Париж в мае 1925-го — «Думал ли, что через год всего встречусь я с тобою — пароходом?». По большому счету «Товарищу Нетте» и «Разговор с фининспектором» — два стихотворения этого лета — автоэпитафии. В «Нетте» Маяковский мечтает встретить смертный час так же, как дипкурьер, а в «Фининспекторе» вполне по-базаровски предрекает: «И когда это солнце разжиревшим боровом взойдёт над грядущим без нищих и калек, я уже сгнию, умерший под забором вместе с десятком моих коллег». Перспектива в любом случае трагична — не от пули, так под забором; мирная чинная кончина даже не рассматривается. В «Нетте» одна действительно очень хорошая строфа — в более поздних стихах и то уже редкость:

За кормой лунища.
Ну и здорово!
Залегла,
просторы надвое порвав.
Будто навек
за собой
из битвы коридоровой
тянешь след героя,
светел и кровав.

Коридоровая битва — не совсем точно: Нетте был убит в вагоне, на верхней полке, успев смертельно ранить одного из нападавших (на него и Махмасталя напали 5 февраля 1926 года в поезде, следовавшем в Берлин через Латвию; Махмасталь выжил, доехал в поезде до Риги, никого не впуская в купе, и даже в Риге угрожал открыть стрельбу, пока из полпредства не явился за документами человек, которого он знал в лицо. Только тут дипкурьер позволил себе потерять сознание. В тридцать седьмом его — тогда завхоза советского посольства в Турции — взяли, в тридцать девятом выпустили, и в сорок втором он своей смертью умер в эвакуации; пароходов в его честь не называли).

P.S. В довесок — лекция Д.Быкова о Маяковском на Youtube

Опубликовано: Категория:  Критика, Литература
Поделиться
об авторе записи
Записей 2929
Комментариев 105
написать автору
чтобы отправить сообщение автору записи.

Предыдущий пост

Прошу любить и жаловать- концепт кар Победа — 3000 РС.  В сети много её самых разнообразных фотографий.

Включая совершенно крышесносящий вариант [...]

Следующий пост

Случайно наткнулся на свои старые канадско-торонтовские фотки десятилетней давности. Помимо чисто ностальгических моментов встречаются примечательные кадры. Вот возьмем, к примеру, [...]

Добавить комментарий