Яндекс.Метрика

Найдено в почтовом ящике. часть I


иногда попадаются изумительные тексты. Рекомендую!

Москвичи постепенно забывают тайный язык, который был понятен старожилам бульваров, завсегдатаям городских пивных и праздношатающейся молодежи. С каждым годом в столице все меньше людей, которые могли бы объяснить, как пройти к Лумумбарию, найти памятник Лукичу или где можно полюбоваться на Полстакана. За спадом интереса к подобному словотворчеству вот уже десять лет следит автор «Словаря московского арго» Владимир Елистратов.

В Москве всегда ценили меткое слово и умение давать образные прозвища всем известным домам, улицам или памятникам. Москвичи еще в начале века знали, как «украсить» свой город: Сухарева башня благодаря острому языку неизвестного земляка превратилась в Бухареву Сушню. Сто лет назад словотворчество было необходимо — в городе не было нумерации домов, а здания назывались по имени их создателя или владельца. В советское время страсть к переименованию превратилась в войну против официоза.

- В процессе переименования присутствовало своеобразное хулиганское фрондерство, — считает филолог и коллекционер московских словечек Владимир Елистратов. — Каждая станция метро получила по нескольку кличек. «Пролетаевская», «Пургеньевская», «Подлянка», «Гиблово» и «Площадь Кирпича»
- одни из самых безобидных. Сотни пивных залов в Москве обозначались постоянными посетителями только прозвищами: зал, где стояли пивные автоматы,
- «Байконур», пивняк рядом с заводом, увенчанным тремя трубами,
- «Аврора».

Больше всего повезло тем местам, где собирались студенты. Прогуливая лекции, они окрестили Университет им. Патриса Лумумбы «Лумумбарием», Воробьевы горы
- «Ленинхиллом». Памятник Ломоносову рядом с главным корпусом МГУ — «Холмогорским Крепышом» и «Ломоносычем-Кривоглазычем». Столичные хиппи обогатили язык названием «Библиотека имени Леннона».

- Сейчас все забыли, что означает «переплюнуть с бороды на лысину», — говорит Владимир Елистратов. — А еще двадцать пять лет назад это означало доехать от станции метро «Марксистская» до «Площади Ильича».

Многотысячная армия интеллигентов, штудировавшая Фрейда, издававшегося с помощью светокопии, создала образ «городского бессознательного». Город мучился теми же комплексами, что и технари с твердым окладом в 120 рублей. Гостиница «Космос» превратилась в «Полстакана», а расположенный неподалеку памятник советской космонавтике — в «Мечту импотента». Памятник Ленину рядом с метро «Октябрьская» за хитрый прищур вождя прозвали Лукичом.

- Примерно то же самое происходило и в Подмосковье, — считает Владимир Елистратов. — Например, город Долгопрудный до сих пор именуют «Долгопой» или «Долгогрудным». А на дорожных указателях на следующий день после установки часть буквы «п» с маниакальным упорством превращается в желаемую «г».

Время переименований ушло: общество разделяется на небольшие классы и группы, внутри которых используются свои, ничего не говорящие широкому кругу обозначения. Кроме того, можно повесить какую угодно вывеску и зарегистрировать компанию под любым именем. В столице полно смешных и веселых официальных названий вроде «Сивый мерин», «От заката до рассвета» и «Не бей копытом», которые не нуждаются в творческом переосмыслении.

- Смерть московского арго — это естественный процесс, — считает Владимир Елистратов. — Например, Франция пережила подобное еще в XV веке. В стихах поэта того времени Жана Молинэ, творчество которого представляет помесь Сорокина с Евтушенко, встречается много арготизмов, в том числе и названий мест. Но страсть к творчеству у французов убил сумасшедший ритм жизни.

- Московское арго ждет то же самое?

- Конечно. И в этом нет ничего плохого. Общность москвичей становится цивилизованным обществом, где каждый занят самим собой и своей работой.

Московский народный атлас:

Баба на игле — Ника на Поклонной горе, Бананово-Кокосово — район Орехово-Борисово, Безотрадное — район Отрадное, Вставная челюсть
- Новый Арбат, Глыба — памятник Карлу Марксу, Керосинка — Институт нефти и газа им. Губкина, Курок — Курский вокзал, Лужа — стадион «Лужники», Мужик в бигудях
- памятник Петру I, Павлик — Павелецкий вокзал, Плешка — Институт им. Плеханова и площадь перед Большим театром, Спокойники — район Сокольники, Труба — переход под Пушкинской площадью, Шашлык — памятник на Большой Грузинской, Щепка — Высшее театральное училище им. Щепкина, Щука .- Высшее театральное училище им. Щукина, Яма — Торговый центр «Охотный ряд».

Опубликовано: Категория:  Любопытное
Поделиться
об авторе записи
Записей 2937
Комментариев 105
написать автору
чтобы отправить сообщение автору записи.

Предыдущий пост

Всем смеяться

Следующий пост

Если вы уже не плачете при виде работ Зураба Церетели, а относитесь к ним как к любому атмосферному явлению, если [...]

Добавить комментарий