Яндекс.Метрика

Дмитрий Быков «Встретимся на углу, или Последний русский классик»


Смерть Сэлинджера — прыжок из окна. А вот до чего он додумался и доработался в своем уединении — мы скоро узнаем, поскольку из мемуаров его дочери известно, что к середине семидесятых у него были три законченных романа и два в работе. На некоторых папках с рукописями — авторское распоряжение «Печатать после моей смерти», другие он надеялся доработать либо завещал доработку редакторам.

Я очень уважаю Дмитрия Быкова как блестящего публициста и очень не люблю как одиозного писателя

Но читаем Кирилла Мартыновы и понимаем, что он порой зажигает круче:

Сэлинджер — не скучный классик, годный лишь на то, чтобы украшать переплетом гостиную хороших домов. Несмотря на затворничество, старик все еще был способен на многое, о чем свидетельствует, например, недавний скандал с реактуализацией «Пропасти во ржи» в России усилиями издательства «ЭКСМО».

В 2008 году в этом издательстве вышел «новый перевод» классического текста, главная цель которого состояла в том, чтобы дать Сэлинджеру тряхнуть стариной, и заговорить на языке сегодняшних «крутых» подростков. У переводчика Максима Немцова даже название романа поменяло свой канонический облик. Так родился «Ловец на хлебном поле», текст которого критика единодушно осудила. В сердце нашем Сэлинджер навеки ассоциирован с великой Ритой Райт-Ковалевой и советской школой перевода, которая научила героев изъясняться бодрым пушкинским слогом.

Опубликовано: Категория:  Критика, Литература
Поделиться
об авторе записи
Записей 3086
Комментариев 106
написать автору
чтобы отправить сообщение автору записи.

Предыдущий пост

Следующий пост

Список составил Брюс Хейли, обладатель Золотой медали Роберта Каппы, бывший член агентства Black Star, снимавший войну в Афганистане, Бирме, Сомали [...]

Добавить комментарий