Яндекс.Метрика

Отрыжка холодной войны: дело Гузенко


Признаюсь честно, никогда не думал и не собирался писать на эту тему вообще. Но тут разговорились с коллегой: «А вот помнишь… Гузенко… так этому гаду канадцы памятник установили… Да ну… где-то здесь неподалеку… Вот было бы интересно сфотографировать…»Сказано — сделано.Но обо всем по-порядку :)

Для затравки

«Побег в сентябре 1945-го сотрудника советского посольства в Оттаве Игоря Гузенко стал началом «холодной войны» — об этом давно уже говорили историки. Но только сейчас этот факт признали канадские власти, отметив событие открытием мемориальной бронзовой доски в одном из парков Оттавы» (с) BBCrussian.com.

Факты и вымысел

Пятого сентября 1945 года в начале девятого вечера шифровальщик российского посольства в Оттаве, 26-летний лейтенант госбезопасности Игорь Гузенко cамовольно покинул здание дипмиссии, прихватив с собой 109 совсекретных документов, и отправился в Royal Canadian Mounted Police(своего рода аналог нашего МВД, но занимающийся в том числе и разведовательной деятельностью). Однако дежурный офицер RCMP отказался его слушать. В отчаянии Гузенко бросается в редакцию столичной газеты «Оттава ситизен». Дежурный редактор прибывал в растерянности: чего же хочет этот странный русский, спрятавший под рубашкой кипу каких-то документов? Гузенко отбирает несколько листов на английском языке с грифом «Совершенно секретно» и говорит, что это — конфиденциальные документы канадского правительства, украденные советскими агентами. Однако канадский журналист шокирует советского сотрудника:» Благодарю вас, сэр, но вы пришли не по адресу. Никто в Канаде не захочет сказать ничего плохого о мистере Сталине», и отправляет его в министерство юстиции, которое было уже закрыто. Гузенко вынужден вернуться домой, где проводит бессонную ночь, спрятавшись в квартире напротив у соседа-полицейского и наблюдая в замочную скважину как к нему в квартиру ломятся сотрудники Посольства. Наутро с женой Светланой снова отправляется в канадское министерство юстиции с просьбой о политическом убежище.

Так что же сподвигло Гузенко совершить этот поступок? Говорят, что он узнал, что его в скором времени собираются отзывать на родину и под влиянием своей жены, по слухам весьма волевой барышни, решил остаться на Западе, где ему очень нравилось.

Канадцы сначала не могли поверить поверить в реальность происходящего. Когда утром 6 сентября премьер министру Канады У.М. Кингу доложили об происшедшем, то для него это было подобно как взрыву бомбы и он не хотел, чтобы канадское правительство вмешивалось в это дело. Однако его помощник Робертсон сумел настоять и на том основании, что жизнь Гузенко подвергается опасности, ему даруется убежище. Только через несколько дней RCMP переправляет его на секретную базу Camp X, которая размещалась на территории современной Ошавы (маленький городок недалеко от Торонто), где помимо канадцев с ним начинают работать сотрудники британской Ми5 и американского ФБР.

По горячим следам побега Гузенко в Канаде была образована Королевская комиссия по вопросам шпионажа. Как говорят сами канадцы, благодаря Гузенко они арестовали 39 человек. Но ущерб от этого провала был гораздо больше: Гузенко передал не только шифры, он выдал многих наших разведчиков, о которых знал по документам или по личному общению, а также тех кого он видел в Москве.

В СССР по указанию Сталина тоже была создана специальная комиссия — для разбора всех обстоятельств побега Гузенко — во главе с секретарем ЦК ВКП (б) Георгием Маленковым. Главным виновным назначили экс-куратора «манхэттенского проекта» полковника Николая Заботина, работавшего под прикрытием военного атташе в Канаде и разоблаченного канадской контрразведкой незадолго до побега Гузенко. Заботин, его жена и сын были арестованы и отправлены в лагерь, где находились до самой смерти Сталина.

Сам же Гузенко перебрался в Торонто, где до конца своих дней находился под охраной и на попечении канадской контрразведки. О его жизни после побега практически ничего не известно. Говорят в семье у него было 8 детей, и одна из его дочерей, Эвелин Уилсон, родившаяся через три месяца после его побега, ныне владелица маленькой гостиницы до сих пор с удовольствием вспоминает: » Мы, мне кажется, жили как нормальная иммигрантская семья. Не зная правды, мы считали себя выходцами из Чехословакии».

Потом он не раз появлялся на телеэкранах — но всегда с лицом, скрытым белым колпаком, наподобие ку-клукс-клановского, с узкими прорезями для глаз.

У нескольких поколений канадцев сохранился в памяти образ Гузенко с лицом, закрытым белым колпаком — так и жил это человек, пребывающий в постоянном страхе за свою жизнь. В 1948 году он выпустил книгу «Это был мой выбор», а в 1954 году повесть «Падение Титана», которая получила премию генерал губернатора. Существуют мнения, что он сильно налегал на спиртное. По свидетельству французского автора Тьери Вольтона, Гузенко обошелся канадцам примерно в семь миллионов долларов: «Он был алкоголик и, когда выходил из дома, мог за один раз истратить несколько тысяч долларов». Умер Гузенко при таинственных обстоятельствах в 1982 году в Торонто (якобы от сердечного приступа), и долгое время место его захоронения оставалось неизвестным. Его похоронили в безымянной могиле — на ней был установлен только серый камень. Лишь двадцать лет спустя эта могила обрела имя… В 2001 году умерла его жена Светлана и еще спустя год дети установили родителям табличку.

А 2004 году в Оттаве у дома, где Гузенко какое-то время жил до побега ( Sommerset Street 511) была установлена мемориальная доска. Идея установить ее принадлежит некому увлекающемуся историей человеку- Эндрю Кавчаку. Судьбой Гузенко Эндрю заинтересовался, когда учился в Торонто в университете. Потом он переехал в Оттаву, часто гулял вместе с маленьким сыном в парке возле дома, где жил Гузенко. Но никто и ничто не напоминало потомкам об этом событии. Кавчак решил исправить ситуацию, и в конце концов, несмотря на все споры и сопротивление, ему удалось убедить городское и федеральное правительство в необходимости официально признать побег Гузенко как историческое событие. Главным аргументом было такое утверждение: если уж русские смогли открыто говорить о своем прошлом, то канадцы с их свободой и демократической традицией тем более могут признать роль в истории Игоря Гузенко. «Побег Гузенко был самым первым важным международным событием «холодной войны», — считает Эндрю Кавчак.

Вместо послесловия

На сайте канадской разведки мне удалось обнаружить такую фотографию Игоря Гузенко, датированную 1948 годом (назван он почему-то максом, ну да ладно)

а простым канадцам он запомнился таким:

Источники:

Статья о Гузенко на сайте исторического общества Сamp Х

Статья о Гузенко на сайте Википедии

Борис Юнанов «Побег в сумерках»

Карпов В.В. «Судьба разведчика»

Канада отдала дань перебежчику Гузенко

Поиски

Ради чего собственно и затевался этот пост :)

Ввиду того, что я все равно собирался посмотреть местный китайский квартал ( а по слухам дом Гузенко находился где-то там), то в один прекрасный день я закинул на плечо камеру и затрусил по Соммерсет стрит. по дороге размышляя о том, какая нелегкая могла вынудить наших поселить шифровальщика так далеко от посольства. Существуют легенды, о том, что виной тому…. гы… опять женщины :) У Гузенко был маленький ребенок, который плакал по ночам. Это действовало на нервы жене его непосредственного начальника- военного атташе, которая допилила мужа и вынудила избавиться от такого соседства. Правда ли это или нет, а не знаю, но версия правдоподобна.

Во всех мировых проблемах виноваты женщины! Как началось всё с Евы….

Посольство находится от самого центра города (то бишь от Парламента) в 30 минутах ходьбы или 10 минутах езды на авто. По Сомерсет я чапал еще минут двадцать. Наконец, проходя по какому-то задрипанному парку, я обратил внимание на торчащие около пешеходной дорожки столбы с мемориальными досками. С воплем: «Черт, чуть не проскочил! — я бросился их фотографировать.

Тут необходимо сделать еще одно небольшое отступление. Канадцы, народ продвинутый, в плане организации всяких мемориальных мест. У любого мало мальски значимого объекта есть своя доска, которая обычно расположена напротив памятника. Если это дом, то на противоположной стороне дороге, чтобы вы так сказать могли прочитав охватить взглядом так сказать всю перспективу. Это чертовски удобно при фотографировании, так как позволяет снять и тестовку и сам памятник, чтобы не было потом мучительно вспоминать что это за здание :) Однако, здесь есть и обратная сторона медали. в этом я убедился случайно оторвавшись от фотканья досок и подняв взгляд на дом. Если вы внимательно присмотритесь к последней фотке, а точнее сказать ко второму этажу, то увидите, что кто-то весьма заинтересованно наблюдал за моими экзерсисами. Зная национальную любовь канадцев к стукачеству к выполнению гражданского долга и сообщению кому следует о всяких неправильностях :) Короче, я решил не искушать судьбу и по-быстрому свалил оттуда.

Да, чуть не забыл, на одной из фоток изображено старое здание советского посольства. Такой милый особнячок, снятый где-то в середине сороковых годов прошлого века, позднее сожженный.

Вместо продолжения . Дело Гузенко: неожиданные факты

Опубликовано: Категория:  Любопытное, Новости, Обзоры
Поделиться
об авторе записи
Записей 2929
Комментариев 105
написать автору
чтобы отправить сообщение автору записи.

Предыдущий пост

Следующий пост

Добавить комментарий