Яндекс.Метрика

Нищие духом…

Опубликовано: Категория:  Критика, Личное Оставить комментарий
нищие духом

Какие мы все-таки мелочные и нищие.
Сегодня утром в саду стал свидетелем неприятного разговора. Она из наших детсадовских воспитательниц прессовала несчастного родителя по поводу участия в выпускном мероприятии в саду. Будете/не будете, придете/не придете, хотите/не хотите альбом с фотографиями. Цена вопроса – от 5 000 рублей- сам праздник, и альбом от 1200 руб. Мужик мялся-мялся потом через силу выдавил из себя: «За такие деньги мы себе этого позволить не можем».

Читать дальше


Les visiteurs/Пришельцы

Опубликовано: Категория:  Кино, Критика Оставить комментарий
Пришельцы

В юности я, как и многие другие франкофоны обожал французское пародийное кино. Де Фюнес, Бурвиль,Ришар и другие. Особняком всегда стояли «Les visiteurs»,которые наши любимые переводчики перевели как «Пришельцы».
Тут наткнулся на любопытное исследование, посвященное двадцатилетнему (!!!) юбилею со дня выхода фильма
Читать дальше


Сквернословие как особый слой русского функционального просторечия

Опубликовано: Категория:  Критика, Литература, Любопытное, Новости, Ругательства Оставить комментарий
Сквернословие

Любопытная лекция по русскому мату профессора филологического факультета СПбГУ Василия Васильевича Химика Сквернословие как особый слой русского функционального просторечия
Рекомендую для прослушивания всем интересующимся тематикой!


Вот и Его не стало

Опубликовано: Категория:  День в истории, Критика, Литература Оставить комментарий
Борис Васильев

— Где я?
От резкого движения в глазах поплыло слабо освещенное подземелье, бородатые мужчины и два женских лица: молодое, что было совсем рядом, и постарше, порыхлее, — в глубине, у стола. Лица эти двоились, размывались, а он суетливо шарил руками по лавке, по карманам, по липкой от крови гимнастерке. Шарил и не находил оружия.
— Выпейте воды.
Молодая протянула жестяную кружку. Он недоверчиво взял, недоверчиво глотнул: вода была мутной, на зубах хрустел песок, но это была первая вода за истекшие сутки, и он жадно, захлебываясь, выпил кружку до дна. И сразу перестало кружиться подземелье, огни, людские лица. Он ясно увидел большой стол, на котором горели три плошки, чайник на этом столе, посуду, прикрытую чистой тряпочкой, и пятерых: троих мужчин и двух женщин. Все пятеро, улыбаясь, глядели сейчас на него; у пожилой по щекам текли слезы, она вытирала их, всхлипывала, но — улыбалась. Что-то знакомое, далекое как сон, померещилось ему, но он не стал припоминать, а сказал требовательно и сухо:
— Пистолет. Мой пистолет.
— Вот он. — Молодая поспешно схватила пистолет, лежавший на столе, протянула ему. — Не узнаете, товарищ лейтенант?
Он молча схватил пистолет, выщелкнул обойму, проверил, есть ли патроны. Патроны были, он ударом вогнал обойму в рукоятку и сразу успокоился.
— Не узнаете? Помните, в субботу — ту, перед войной, — мы в крепость пришли. Вы упали еще. У КПП. Я — Мирра, помните?
— Да, да.
Он все припомнил. Девушку-хромоножку и женщин с детьми, что в полной тишине шли через развороченную крепость в немецкий плен, первый залп, и первую встречу с Сальниковым, и отчаянный, последний крик Сальникова: «Беги, лейтенант, беги!..» Он вспомнил ослепшего капитана и Денищика в пустом каземате, цену глотка воды и страшный подвал, забитый умирающими. [237]
Ему что-то весело, возбужденно, перебивая друг друга, рассказывали все пятеро, но он ничего сейчас не слышал.
— Сытые? — шепотом спросил он, и от этого звенящего шепота все вдруг замолчали. — Сытые, чистые, целые?.. А там, там братья ваши, товарищи ваши, там, над головой, мертвые лежат, неубранные, землей не засыпанные. И мы — мертвые! Мертвые бой ведем, давно уж сто раз убитые немцев руками голыми душим. Воду, воду детям не давали, — пулеметам. Дети от жажды с ума сходили, а мы — пулеметам! Только пулеметам! Чтоб стреляли! Чтоб немцев, немцев не пустить!.. А вы отсиживались?.. — Он вдруг вскочил. — Сволочи! Расстреляю! За трусость, за предательство! Я теперь право имею! Я право такое имею: именем тех, что наверху лежат! Их именем!..
Он кричал, кричал в полный голос и трясся, как в ознобе, а они молчали. Только при последних словах старший сержант Федорчук отступил в темноту, и там, в темноте, коротко лязгнул затвор автомата.
— Ты нас не сволочи.


Уго Чавес. Вот таким Его запомнил мир

Опубликовано: Категория:  День в истории, Критика, Фото Оставить комментарий
Уго Чавес

Уго Чавес в объективе CNN.

Да, именно таким мы его и запомним.
Оригинальная, самобытная, харазматическая фигура была.
Настоящий национальный лидер.


Мемуаристика

Опубликовано: Категория:  Критика, Литература Оставить комментарий
Мемуаристика

Читая документы, эти безмолвные свидетельства эпохи, переворачивая пожелтевшие страницы дел, всё же не так чувствуешь атмосферу, как погружаясь в чужие воспоминания, заметки  и приоткрывая для себя с другой стороны эпоху и людей. Оживляешь бледные страницы эмоциями и поступками.  И абсолютно неважно какими были эти люди, хорошими или плохими.

Читать дальше


К прошедшему празднику — дипломатия и кинематограф

Опубликовано: Категория:  Кино, Критика, Любопытное Оставить комментарий

Компиляция из фильмов и телесериалов, где упоминается профессия дипломата и дипломатическая работа. Ко Дню дипломатического работника 2013 г.


Господам либерастам и пусям сочуйствующим

Опубликовано: Категория:  Критика, Фото Оставить комментарий

Тут френд severr поделился «прекрасным»:

памятник Русскому Экспедиционному Корпусу во Франции
Читать дальше


Как я универсальную электронную карту получал

Опубликовано: Категория:  Критика Оставить комментарий
Универсальная электронная карта

О том, что такое универсальная электронная карта я узнал давно и с интересом наблюдал за развитием данного проекта. С 1 января с.г. его запустили в свободное плавание и любой желающий может, не дожидаясь обязательного внедрения (т.е. безумства и очередей), оформить карту уже сейчас. Недавно даже Лента.ру отписалась на сей счет. Читать дальше


Две грани одного взгляда

Опубликовано: Категория:  Критика, Литература Оставить комментарий
Россия свинарник или храм

«Издали Россия кажется прекрасным храмом, но по мере приближения теряет свое очарование и оказывается свинарником».
и
«Если разглядывать Россию издали, отстраненно, она выглядит сумасшедшим домом или свинарником. Но стоит всмотреться в нее взглядом, полным любви и понимания, как видишь за коростой и грязью именно что храм, исполненный скромной, печальной и щемящей красоты, — как Покрова на Нерли» 

Читать дальше