Яндекс.Метрика

Не все пословицы такие короткие, как нам кажется

Опубликовано: Категория:  Критика, Литература, Пословицы Оставить комментарий
Смелость города...

Удивительное рядом. Многие об этом даже и не догадываются, что привычные и известные с малых лет русские пословицы и поговорки имеют немного иное значение, чем мы думали:

Бедность — не порок, а гораздо хуже.
В здоровом теле здоровый дух — редкая удача.


Впечатления о презентации книги-фотоальбома Б.Измайлова «Их подвиг бессмертен»

Опубликовано: Категория:  Критика, Новости Оставить комментарий
Их подвиг бессмертен

Сходил сегодня на любопытное мероприятие — презентацию переизданной в 2013 г. книги-фотоальбома Б.П.Измайлова «Их подвиг бессмертен» (М., Локус Станди, 2013, ISBN 978-5-94428-097-8). Книга хорошая, красочная, богато оформленная, но, несмотря на свои 185 глянцевых страниц, пустая.

Читать дальше


О «нищите» русского языка

Опубликовано: Категория:  Критика, Любопытное Оставить комментарий
О нищите русского языка

Мы всегда много и с гордостью рассуждаем о богатстве русского языка, но оказывается, что даже при таком богатстве некоторых слов в нем нет.
Народ не поленился и отыскал аж 25 слов, которых нет в русском языке.
Да, действительно нет. Но нам это мешает?


Пелевин восхитителен, как всегда

Опубликовано: Категория:  Критика, Литература Оставить комментарий
Креативный класс

— Креативный класс — это вообще кто?
— Это которые качают в торрентах и срут в комментах, — ответил я.
— А что еще они делают?
— Еще апдейтят твиттер.
— А живут на что?
— Как все, — сказал Калдавашкин. — На нефтяную ренту. Что-то ведь дотекает.

Читать дальше


Вот такие у нас тяжелые рабочие будни

Опубликовано: Категория:  Критика, Любопытное Оставить комментарий

Сеть подменила для многих жизнь в минувшем году и попыталась — вроде бы безуспешно — сама стать жизнью. Ключевым фактором года стал троллинг — причем, как будет показано дальше, троллинг тотальный. Правда, в отличие от многих суверенных держав арабского Средиземноморья (Россия всё же не средиземноморская страна и, главным образом, какая угодно, но не арабская), сетевой троллинг не выплеснулся на улицу, разве что в гомеопатических дозах, и не обернулся кровопролитием. С великой Россией несколько не срастается, но и без великих потрясений дело пока, слава богу, обошлось.


Нищие духом…

Опубликовано: Категория:  Критика, Личное Оставить комментарий
нищие духом

Какие мы все-таки мелочные и нищие.
Сегодня утром в саду стал свидетелем неприятного разговора. Она из наших детсадовских воспитательниц прессовала несчастного родителя по поводу участия в выпускном мероприятии в саду. Будете/не будете, придете/не придете, хотите/не хотите альбом с фотографиями. Цена вопроса – от 5 000 рублей- сам праздник, и альбом от 1200 руб. Мужик мялся-мялся потом через силу выдавил из себя: «За такие деньги мы себе этого позволить не можем».

Читать дальше


Les visiteurs/Пришельцы

Опубликовано: Категория:  Кино, Критика Оставить комментарий
Пришельцы

В юности я, как и многие другие франкофоны обожал французское пародийное кино. Де Фюнес, Бурвиль,Ришар и другие. Особняком всегда стояли «Les visiteurs»,которые наши любимые переводчики перевели как «Пришельцы».
Тут наткнулся на любопытное исследование, посвященное двадцатилетнему (!!!) юбилею со дня выхода фильма
Читать дальше


Сквернословие как особый слой русского функционального просторечия

Опубликовано: Категория:  Критика, Литература, Любопытное, Новости, Ругательства Оставить комментарий
Сквернословие

Любопытная лекция по русскому мату профессора филологического факультета СПбГУ Василия Васильевича Химика Сквернословие как особый слой русского функционального просторечия
Рекомендую для прослушивания всем интересующимся тематикой!


Вот и Его не стало

Опубликовано: Категория:  День в истории, Критика, Литература Оставить комментарий
Борис Васильев

— Где я?
От резкого движения в глазах поплыло слабо освещенное подземелье, бородатые мужчины и два женских лица: молодое, что было совсем рядом, и постарше, порыхлее, — в глубине, у стола. Лица эти двоились, размывались, а он суетливо шарил руками по лавке, по карманам, по липкой от крови гимнастерке. Шарил и не находил оружия.
— Выпейте воды.
Молодая протянула жестяную кружку. Он недоверчиво взял, недоверчиво глотнул: вода была мутной, на зубах хрустел песок, но это была первая вода за истекшие сутки, и он жадно, захлебываясь, выпил кружку до дна. И сразу перестало кружиться подземелье, огни, людские лица. Он ясно увидел большой стол, на котором горели три плошки, чайник на этом столе, посуду, прикрытую чистой тряпочкой, и пятерых: троих мужчин и двух женщин. Все пятеро, улыбаясь, глядели сейчас на него; у пожилой по щекам текли слезы, она вытирала их, всхлипывала, но — улыбалась. Что-то знакомое, далекое как сон, померещилось ему, но он не стал припоминать, а сказал требовательно и сухо:
— Пистолет. Мой пистолет.
— Вот он. — Молодая поспешно схватила пистолет, лежавший на столе, протянула ему. — Не узнаете, товарищ лейтенант?
Он молча схватил пистолет, выщелкнул обойму, проверил, есть ли патроны. Патроны были, он ударом вогнал обойму в рукоятку и сразу успокоился.
— Не узнаете? Помните, в субботу — ту, перед войной, — мы в крепость пришли. Вы упали еще. У КПП. Я — Мирра, помните?
— Да, да.
Он все припомнил. Девушку-хромоножку и женщин с детьми, что в полной тишине шли через развороченную крепость в немецкий плен, первый залп, и первую встречу с Сальниковым, и отчаянный, последний крик Сальникова: «Беги, лейтенант, беги!..» Он вспомнил ослепшего капитана и Денищика в пустом каземате, цену глотка воды и страшный подвал, забитый умирающими. [237]
Ему что-то весело, возбужденно, перебивая друг друга, рассказывали все пятеро, но он ничего сейчас не слышал.
— Сытые? — шепотом спросил он, и от этого звенящего шепота все вдруг замолчали. — Сытые, чистые, целые?.. А там, там братья ваши, товарищи ваши, там, над головой, мертвые лежат, неубранные, землей не засыпанные. И мы — мертвые! Мертвые бой ведем, давно уж сто раз убитые немцев руками голыми душим. Воду, воду детям не давали, — пулеметам. Дети от жажды с ума сходили, а мы — пулеметам! Только пулеметам! Чтоб стреляли! Чтоб немцев, немцев не пустить!.. А вы отсиживались?.. — Он вдруг вскочил. — Сволочи! Расстреляю! За трусость, за предательство! Я теперь право имею! Я право такое имею: именем тех, что наверху лежат! Их именем!..
Он кричал, кричал в полный голос и трясся, как в ознобе, а они молчали. Только при последних словах старший сержант Федорчук отступил в темноту, и там, в темноте, коротко лязгнул затвор автомата.
— Ты нас не сволочи.


Уго Чавес. Вот таким Его запомнил мир

Опубликовано: Категория:  День в истории, Критика, Фото Оставить комментарий
Уго Чавес

Уго Чавес в объективе CNN.

Да, именно таким мы его и запомним.
Оригинальная, самобытная, харазматическая фигура была.
Настоящий национальный лидер.