Яндекс.Метрика

Вот и Его не стало

Опубликовано: Категория:  День в истории, Литература, Новости Оставить комментарий

Ослу доверили однажды пост завидный.
Лесным дельцам сказать не в похвалу,
Какой-то важный зверь, где надо, очевидно,
По дружбе оказал протекцию Ослу…
Осел на должности что было сил старался:
Одним указывал, других учить пытался;
Но как бы он себя с достоинством ни вел,-
Каким он был, таким он и остался:
Ушами поведет — все видят, что Осел!..
По лесу поползли невыгодные слухи.
В порядке критики пришлось при всех признать:
«Не оправдал надежд товарищ Лопоухий!
Не справился. С поста придется снять».
И вот на пост Вола, ушедшего в отставку,
Зачислили Осла. Опять на ту же ставку!..
И снова слухи по лесу ползут:
«Он, говорят, проштрафился и тут!»
Одни смеются, а другие плачут:
«Что, если к нам теперь его назначат?!»Вопрос с ослами ясен, но не прост;
Ты можешь снять с Осла, коль это нужно, шкуру
И накрутить ему за все ошибки хвост,
Но если уж Осел попал в номенклатуру,
Вынь да подай ему руководящий пост!

Читать дальше


Vive l’Empereur!

Опубликовано: Категория:  День в истории, Новости, Фото Оставить комментарий

Сегодня исполняется 240 лет со дня рождения Императора!

Очень бы хотелось оказаться сейчас на Корсике, но увы.

В качестве подарка- вот эта фотография, а также приятная новость — я дописал свой корсиканский вояж :) Надеюсь, в понедельник выложу с фотками.
Читать дальше


Вот и его не стало

Опубликовано: Категория:  День в истории, Критика, Литература Оставить комментарий

Еще прогалопировала тройка годиков. Моя сеть “заброшенных отелей” разрасталась в Америке. Никто, конечно, не подозревал, что мое богатство изначально возникло в результате действий скандально известного Славки Горелика по отмыванию денег. В узком кругу литераторов и утонченных читателей, в котором я был известен, полагали, что я скопил капитал, откладывая потиражные. Впрочем, репутация в литературных кругах меня больше не интересовала.
О Славке, между тем, чего только ни рассказывали. Говорили, что он с ума сошел от любви к какой-то питерской гулящей девчонке. Что рассыпает миллионы, чтобы отыскать ее по мировым притонам. То ли он убил кого-то на этой почве, то ли его самого несколько раз застрелили. То ли он продал российский ультра-крейсер Китаю, то ли этот крейсер сбежал из Китая и ищет его, чтобы выяснить отношения. Появляясь у меня в Вирджинии, он начинал за столом рассуждать о необходимости очищения воздушной среды от последствий безудержного злостного пердежа, вкладывая в это как метафизические, так и сугубо реальные смыслы. Сестры, живущие в моем доме, хихикали: “Ох, уж эти новоруссы!”.
Что касается его родителей, то ты, Игорь, отказался от своего сына за то, что тот “стал воплощать в себе всё худшее, что может быть в капитализме”. Не исключено, впрочем, что это он отказался от тебя в связи с упомянутой в предыдущем абзаце твоей фундаментальной идеей. Так или иначе, старшие Горелики устроились неплохо в старом Новом мире. Ты, Игорь, стал почтенным бильярдным маркером в эксклюзивном клубе за плотными шторами на Кони-Айленд Авеню. Жена твоя Любка открыла агентство по продаже недвижимости под вывеской “The Unforgettable Reality”. Господь да не оставит вас, ребята! Оставив за спиной историю СССР, вы все-таки умудрились сделать вполне приличную американскую “историю успеха”.
Однажды вечером в конце июля я снова прибыл в Москву. Целью приезда было открытие моего первого русского мотеля под названием “Заброшенное пристанище”. Я оставил дома багаж и пошел прогуляться среди знакомых пейзажей, что всё еще были дороги мне как бывшему русскому писателю и патриоту.
Рискуя показаться банальным, я все-таки должен признаться: я люблю Красную площадь, этот центр величия в сумбурной столице. Здесь рядом с Лобным местом и Мавзолеем Ленина после какого-нибудь кислотного дождя иногда проступают следы сталинских железобетонных сапог. Конечно, есть что-то зловещее в этих объектах национального достояния, но скажите, сердце какого русского не испытывало сердечной привязанности к этим булыжникам, а мистер Стас Ваксино, хоть и не вполне завершенный образец русскости, не является исключением.
Стараясь припомнить, что произошло в этом околокремлевском пространстве три года назад, я подошел к Большому Москворецкому мосту. На его горбу я увидел толпу, не менее сотни мужчин и женщин, стоящую в церемониальном бдении; иные со свечками в руках. Я подошел и обратился к ним дипломатически: “Могу ли я узнать, дамы и господа, что заставило вас собраться в месте, столь малоподобающем для общественных акций?”.
Удивленные лица повернулись ко мне. “Как так? Неужели вы забыли? Мы отмечаем тридцатую годовщину трагического подвига Апломба Хардибабедовича Кашамова!” Я тут же вспомнил гигантский всплеск, учиненный троллейбусом, ведомым бунтующей рукою. “Я видел это моими собственными глазами”, — сказал я не без гордости. “Однако простите меня, почтенные граждане, ведь это случилось не тридцать, а три года назад, не так ли?” Участники бдения хмурятся. “Послушайте, иностранец, не смейте бросать сомнения на наши ритуалы. Пора сомнений миновала. Понимаете?”


Причуды судьбы Василя Быкова

Опубликовано: Категория:  День в истории, Критика, Литература Оставить комментарий

via  [ljuser]warsh[/ljuser]

Автору самых пронзительных книг о войне, писателю Василю Быкову – 85 лет. Исполнилось бы 19 июня…

Война для Быкова, не прятавшегося за чужими спинами, прошедшего через горнило тяжелых боев в Румынии и Венгрии, стала основной темой творчества. В его рассказах и повестях немного батальных сцен, грандиозных исторических событий, но ему удалось с потрясающей глубиной передать ощущения рядового бойца, которому судьба зачастую предлагает два пути – выполнение долга, пусть ценой своей жизни, или трусливый отказ, за который расплачиваются другие. Жесткость ситуаций, предельная правда в отображении психологии человека на войне, точность в деталях – все это уже с ранних повестей поставило Быкова в первый ряд «лейтенантской» прозы….
Вопросы глубокого нравственного выбора, составляющие основу его повестей «Журавлиный крик» (1959), «Фронтовая страница» (1960), «Третья ракета» (1961), «Альпийская баллада» (1964), «Мертвым не больно» (1966), «Атака с ходу» (1968), «Круглянский мост» (1969) и многих других, были встречены официальной критикой в штыки. Быкова обвиняли в «окопной правде», «дегероизации» подвига советских солдат и даже в «абстрактном гуманизме». Досталось и за то, что многие из своих вещей он печатал в «Новом мире» Твардовского, журнале, вызывавшем ярость идеологических охранителей.
Но этот закрытый, неулыбчивый, малоразговорчивый человек продолжал писать суровые, бескомпромиссные книги. Его, воевавшего в действующей армии, интересовала жизнь обычных людей во время фашистской оккупации – в партизанских отрядах и белорусских деревнях. Сам он объяснял это тем, что судьба людей в партизанской войне складывалась беспощадней и трагичней, чем на фронте, а мотивация поступков была более сложной…
Последние годы жизни Василь Владимирович жил в эмиграции, резко разойдясь во взглядах на будущее Белоруссии с ее руководителем Александром Лукашенко. Работал по приглашению ПЕН-центра в Финляндии, затем переехал в Германию, а потом в Чехию. Вернулся на Родину только в 2003 году, за месяц до смерти. Символично, что это произошло 22 июня. Снова было воскресенье, как тогда, в 1941-м… Такая судьба.
Читать дальше


Вот и его не стало

Опубликовано: Категория:  День в истории, Литература, Новости Оставить комментарий

…Гудбай, Америка, о-о!
Где я не буду никогда.
Прощай навсегда.
Возьми банджо, сыграй мне на прощанье…
Я достал из внутреннего кармана плоскую фляжку с деревенским бренди, которым благословил меня в дорогу Пит Флэнаган. Отвинтил неспешно пробку, налил в освободившиеся стаканы коньяк. Себе и Смаглию. Он с интересом смотрел на меня:
- Нарушаешь устав, командир?
- Я никогда не пью один. — Нюхнул пойло табачного цвета, пахнущее почему-то яблоками, и выпил.
- Замечательно! — восхитился Смаглий — Один мой знакомый говорит, что кто пьет один — чокается с дьяволом.
- Не ври, это не твой знакомый. Это Шекспир говорил…
- Да хрен с ним! Какая разница? Не влияет. Для тебя важно, что, если не пьешь в одиночку, значит, умрешь не от пьянки.
- Наверное, — кивнул я. — Не успею…
Смаглий выпил, сморщился, затем блаженно ухмыльнулся:
- Хорошо! Ох, хорошо! Коньяк — дрянь, а парень ты интересный.
-Чем?
- Халявный марочный коньяк не пьешь. Только на свои бабульки?
- Я на халяву не падаю.
- А если друзья ставят?
- Это не халява. Это, дурак, обмен любовью… Моя подружка так говорит.


Вот и Его не стало…

Опубликовано: Категория:  День в истории, Литература, Новости Оставить комментарий

Прошло несколько дней, и от «Святого Иоанна» остался лишь один жалобно. Лишившись половины своих мачт, корабль блуждал по воле ветра и игравших им огромных валов, и, хотя капитан старался держать судно по волне, по наиболее вероятному курсу в сторону французских берегов, он отнюдь не был уверен, что ему удастся доставить своих пассажиров в порт.
Возле Корсики корабль неожиданно попал в бурю, недолгую, но свирепую; такие шквалы нередко проносятся над Средиземным морем. При попытке встать на якорь против ветра у берегов острова Эльбы было потеряно шесть якорей, и судно чуть было не выбросило на прибрежные скалы. Пришлось продолжать путь среди огромных, стеной встающих волн. День, ночь, еще один день длилось это адское плавание. Многие матросы, стараясь поднять остатки парусов, были ранены. Корзины, где хранились камни для метания, рухнули со своим смертоносным грузом, предназначавшимся для варваров-пиратов. Ударами топора кое-как освободили проход в каюту, которую завалило упавшей грот-мачтой, и вызволили оттуда неаполитанских дворян. Все сундуки с платьями и драгоценностями, все ювелирные украшения принцессы, все свадебные подарки смыло волной. Устроенный на носу походный лазарет, где орудовал костоправ-цирюльник, был забит людьми. Священник не мог даже справлять «сухой» мессы, ибо дароносицу, чашу, святые книги и церковное облачение унесло волной. Вцепившись одной рукой в веревку, в другой сжимая распятие, он исповедовал тех, кто уже готовился отойти в мир иной.

Читать дальше


Вот и Его не стало

Опубликовано: Категория:  День в истории, Новости Оставить комментарий

- Из Нью-Йорка, — бойко продолжила Джейн, почти пролаяв последний слог и опустив «р», как принято в Массачусетсе. — Без жены и детей, разумеется.
- А, один из этих.
Александра слушала, как Джейн продолжала вещать со своим северным выговором о каком-то гомосексуалисте, приехавшем из Манхэттена, чтобы посягнуть на их территорию, и чувствовала, как ее режут по живому в этом уму непостижимом паршивом штате Род-Айленд. Сама она родилась на западе, где в небо тянутся лиловато-белые вершины, над ними летят легкие высокие облака, а к горизонту несутся шары перекати-поле.
- Сьюки в этом не совсем уверена, — быстро проговорила Джейн, сдерживая свистящие «с». — Он показался ей очень грузным. И еще ее поразили его волосатые руки. Служащим в агентстве по продаже недвижимости он сказал, что он изобретатель и ему нужен этот огромный дом, чтобы устроить лабораторию. К тому же ему необходимо разместить несколько роялей. Александра хихикнула, голос ее мало изменился с тех пор, как она в детстве жила в Колорадо. Казалось, звук исходил не из горла: это был птичий голосок маленького домового, что сидел у нее на плече. На самом деле она уже устала держать трубку, по руке бегали мурашки.
- Интересно, сколько роялей нужно одному человеку? Казалось, ее слова обидели Джейн. По голосу чувствовалось, что та ощетинилась, как черная кошка, чья шерсть встала дыбом, переливаясь на свету всеми цветами радуги.
- Конечно, Сьюки судит только по тому, что ей рассказала вчера Мардж Перли на последнем собрании Комитета по охране старого водопоя, — сказала она в защиту приятельницы. Этот комитет надзирал за установкой, а после налета каких-то вандалов — за восстановлением большой колоды голубого мрамора, на том месте, где когда-то поили лошадей.


С праздником 7 ноября!

Опубликовано: Категория:  День в истории, Новости Оставить комментарий

Да, для меня это праздник, «шорт побери!» (с)

ЗЫ А беларусы — молодцы, для них это по прежнему праздник и выходной!


Умер Майкл Крайтон

Опубликовано: Категория:  День в истории, Литература, Новости Оставить комментарий

4 ноября в Лос-Анджелесе на 67 году жизни умер американский писатель Майкл Крайтон . В среду на интернет-сайте Крайтона появилась информация о его кончине. Судя по всему Майкл Крайтон умер от рака, который он не афишировал.
Читать дальше


Мир глазами французов

Опубликовано: Категория:  День в истории, Любопытное, Новости, Фото Оставить комментарий

С ПРАЗДНИКОМ!

Всем моим французским друзьям — привет и мои наилучшие пожелания!

via [ljuser]antoin[/ljuser]

Читать оригинал