Яндекс.Метрика

века идут, а отношение британцев к русским не меняется…


Читаю книгу Н.Е. Быстровой «Русский вопрос» в 1917 — начале 1920 г.: Советская Россия и великие державы. Очень душеспасительное чтение.
Встречаются потрясающие вещи, которые я не знал про союзническую интервенцию на Севере:

Практически сразу после переворота в Архангельске в крае был установлен режим военной диктатуры, опиравшийся на экспедиционный корпус Антанты. Массовый характер приобретали аресты сторонников советской власти. На острове Мудьюг интервенты открыли для политических заключенных концентрационный лагерь, охрана и администрация которого состояла из французских военнослужащих. Союзную контрразведку, получившую название «военный контроль», возглавил бывший военный атташе Великобритании в Петрограде полковник Торнхилл. Интересы Франции в этом органе представлял граф де Люберсак. По свидетельству командующего русскими войсками на Севере генерала В.В.Марушевского, «военный контроль имел значение чисто политическое. Его представители, рассыпанные по всему фронту, вели работу по охране интересов союзных войск, наблюдению за населением и сыску. По существу это была чисто контрразведывательная организация с громадными правами по лишению свободы кого угодно и когда угодно»…
Что же касается позиции генерала Пуля, откровенно писал американский посол Д. Фрэнсис, «то я был удовлетворен и тем, что он не захотел поставить у власти собственное правительство, ведь британские солдаты так долго были колонизаторами, что просто не знают, что значит уважать чувства социалистов. Я не хочу сказать, что это политика британского правительства, но Великобритания имеет столько колоний, а английские офицеры так привыкли распоряжаться нецивилизованными людьми, что подчас воспринимают что-либо не столь остро, как американцы». Не строя иллюзий в отношении целей своих партнеров, Фрэнсис писал: «В целом манеры и образ действий всех британских представителей, и военных, и гражданских, в Архангельске и Мурманске демонстрируют их веру и сознание того, что если они и не имеют особых привилегий в этих портах, то должны их получить, и они не будут удовлетворены, не заимев решительного преимущества. Каждый шаг обнаруживает их желание утвердиться здесь». «Некоторые русские (они недоверчивый народ), — писал Д. Фрэнсис, — полагают, что англичане, французы и японцы планируют подчинить природные и людские ресурсы России своим интересам, а большевики делают все, что в их силах, чтобы усилить эти подозрения»…
Командующий русскими войсками Северной армии генерал В.В.Марушевский в своих воспоминаниях писал, что «все горе наше на Севере, главным образом, состояло в том, что сыны гордого Альбиона не могли себе представить русских иначе чем в виде маленького дикого племени индусов или малайцев…»; отношения между вновь формируемыми русскими частями и английским командованием не ладились. По его мнению, «большинство русских людей искренне верили в то время, что англичане пришли помочь восстановить нашу родину, тогда как на самом деле это была просто оккупация края по чисто военным соображениям. Оккупация несла за собою известного рода насилие, необходимое, может быть, с чисто военной точки зрения и совершенно не понимаемое местными жителями, верившими, что перед ними только бескорыстные друзья».

«сыны гордого Альбиона не могли себе представить русских иначе чем в виде маленького дикого племени индусов или малайцев». Каково звучит, а?

Опубликовано: Категория:  Критика, Литература
Поделиться
об авторе записи
Записей 3367
Комментариев 107
написать автору
чтобы отправить сообщение автору записи.

Предыдущий пост

Листая тут на днях «Русский Мир.ru» наткнулся на любопытную статью Н.Таньшиной «Сентиментальный русофоб», посвященную Луи-Антуану Леузону Ле Дюку, известному авантюристу, [...]

Следующий пост

Ежегодно организация The Nature Conservancy проводит фотоконкурс в котором показывает красоту и хрупкость природы. В фотоконкурсе The Nature Conservancy 2022 [...]

Добавить комментарий